Die Internationale Konterterroristische Trainings-Assoziation Президент «МКТА» Линдер Иосиф Борисович
Международная Контртеррористическая Тренинговая Ассоциация
International Counter Terror Training Association
 
Главная Поиск Контакты Facebook
Персональный сайт Иосифа Борисовича Линдера

Международный Союз Боевых Искусств

Блог И.Б. Линдера на Яндексе

Euracom Group - бронированные автомобили

Клуб иайдзюцу/иайдо SHINKEN KOKORO
 
RUS ENG DEU


Главная → Книги, статьи → Статьи → 

Они растворились, но не исчезли

Еженедельная иллюстрированная газета
«Россия»
17 — 23 ноября 2005 № 47 (475)
рубрика Тайны новейшей истории.

По образу и подобию Коминтерна созданы лучшие резидентурные сети в мире.

Что мы знаем о Коминтерне сегодня? Где, как и против кого действовали его глубоко законспирированные структуры? Какой след в истории оставили? Об этом наш разговор с президентом Международной Контртеррористической Тренинговой Ассоциации, профессором, доктором юриспруденции, экспертом по безопасности и терроризму, автором книг «По ту сторону зеркала», «Рикошет», «Операция «Восточный ветер», фундаментального труда «История специальных служб России Х-ХХ веков» (в соавторстве с А. Чуркиным), «Красная паутина. Тайны разведки Коминтерна 1919-1943» (в соавторстве с А. Чуркиным) и других Иосифом Линдером.

— Иосиф Борисович, что вызвало ваш интерес к такой, казалось бы, далекой сегодня теме?

— Начнем с того, что оба моих деда работали в различных коминтерновских структурах. Дед по матери - выходец из одесской ЧК, дед по отцу — немецкий коммунист, который приехал в Россию еще до революции. Сталинские чистки коснулись моего дяди, который был расстрелян в1941 году. Сестра деда сидела с1941 по 1953 год, она была парторгом ЦК на одном из крупнейших оборонных объединений. В 1953-м ее реабилитировали, выплатили огромные деньги, выдали весь иконостас. Бабушка по маме тоже служила в системе НКВД. Как видите, явно просматривается определенная наследственность. А что касается «далекой темы», то архивы Коминтерна только сегодня стали приоткрываться и все, что связано с этой организацией, еще предстоит осветить.

— Что для вас оказалось самым удивительным в этих архивах?

— Прежде всего — преданность и абсолютная беззаветность людей, у большинства из которых очень трагичная судьба. Многие из сотрудников Коминтерна знали или по крайней мере могли предположить, что их ждет, и тем не менее продолжали работать, а те, кто выжил в гулаговской мясорубке, не утратили человеческого облика.

— В предисловии к книге «Красная паутина» Леонид Шебаршин, бывший заместитель председателя, начальник Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка), пишет: «Структуры партийной разведки и партийные спецслужбы остаются одной из самых малоисследованных тем даже для специалистов в области специальных видов деятельности». А что такое партийная разведка и партийные спецслужбы?

— В чистом виде назвать это партийной разведкой сложно, потому что функции, которые возлагались на эти органы, были разбросаны по различным структурам партийного аппарата. Централизация была внутренняя и скрытая. Создание этих структур началось после 1903 года, когда на съезде социал-демократов произошел раскол на меньшевиков и большевиков, но никогда они не назывались партийной разведкой. Названия были отвлеченные. Например, отдел международных связей ЦК. Люди занимались сбором информации, то есть тем, что делает классическая разведка. Причем информации особо острой и важной.

— Как это делалось?

— Были свой аппарат, агентура, резиденты. Никоим образом эти резиденты не были связаны ни с НКВД, ни с Главным разведывательным управлением. Позже в Коминтерне создали военно-конспиративный отдел, который возглавлял Ян Берзин, начальник разведуправления Красной армии. Его замом был один из руководителей разведки ОГПУ. Они могли посылать людей как по линии ОГПУ, НКВД, так и по линии Главразведупра и Коминтерна. Внутри коминтерновских органов были скрыты спецструктуры, которые работали только на партию и не подчинялись никому за исключением высшего партийного руководства. Действовала так называемая система прямого лифта, когда первое лицо государства или партии отдавало прямой приказ и никто, кроме секретаря или помощника, не знал об этом.

— Сталин располагал всей полнотой информации?

— Когда Сталин собрал в своих руках всю власть, все эти структуры были подчинены только ему. Многих агентов и резидентов он знал лично, что, впрочем, позже значительную часть их не спасло от репрессий. Другие выжили и стали деятелями военной или политической разведки, известными политиками, лидерами компартий. Например, Тито, Димитров, Тельман.

— Вы пишете, что Коминтерн с первых дней существования вел тайную войну с правительствами и армиями большинства государств. Как это выглядело?

— В 1919 году на территории России находились два миллиона оккупантов, представляющих больше полусотни стран. Это притом, что Красная армия насчитывала примерно миллион двести тысяч бойцов и примерно столько же было на стороне белых. И Ленин гениально оценил обстановку: создание Коминтерна позволило развить очень мощную революционную деятельность на территории тех стран, откуда направляли в Россию оккупационные корпуса, — начались революции в Германии, Венгрии, Болгарии, Югославии, и уже за первые шесть месяцев основное количество оккупационных баз было свернуто, а через год почти все интервенты покинули страну.

— Тайная война велась и иными способами?

— В 1918 году Берзин, резидент в Берне и однофамилец Яна Берзина, получил информацию о том, что из Вены в Берлин, где были арестованы несколько партийных агентов, отправляется один из руководителей австрийской контрразведки — некий барон Н. с тем, чтобы установить, что это за личности, так как в свое время они проходили по австрийским архивам. Не доезжая 20 километров до Берлина, автомобиль попадает в аварию, в которой погибают водитель, барон, его адъютант, а также два человека в другой машине. В результате полицейского расследования следует вывод: катастрофа произошла по вине водителя барона. Через 72 часа резиденты партийной службы были отпущены за недоказанностью улик. То есть уже тогда была создана система, которая позволяла быстро связаться и организовать подобное мероприятие, правда, ценой жизни двух сотрудников, но резиденты были спасены. Или другой пример. В том же 1918 году. Более трехсот новых автоматических карабинов и более двух тысяч револьверов и пистолетов последних модификаций, которые только что поступили на военные склады Франции и через неделю должны были быть развезены по военным точкам и полицейским участкам, странным образом исчезают, чтобы появиться позже в Германии, Венгрии, Болгарии, у тех партийных структур, которые организовывали вооруженные восстания. Не имея разветвленной и хорошо отлаженной сети с внедренными агентами, такое сделать было бы просто немыслимо.

— Кто противостоял Коминтерну?

— В той же Германии были созданы антикоминтерновские отделы контрразведки и полиции. То же самое было во Франции. Имелись специальные инструкции по работе с представителями международных коммунистических организаций. Причем не только ВКП(б), но все компартии были на мушке. Случались и провалы.

— А как Коминтерн финансировался? Ведь прямых свидетельств этого нет.

— Финансирование было смешанным. Огромное количество партструктур добывало деньга за рубежом. В Вене в ста метрах от императорского дворца до сих пор висит мемориальная доска, сообщающая о том, что в этом здании находилась штаб-квартира Сталина, где он написал работу «Революция и национальный вопрос». На самом деле Сталин возглавлял крупную эксовскую структуру, которая занималась добыванием денег, и, кстати, в его подчинении был знаменитый Камо. Были созданы коммерческие структуры по всему миру — фирмы, банки, консалтинговые компаний, которые зарабатывали деньги и часть прибыли отправляли на нужды партии. Возглавляли их резиденты-нелегалы.

— Люди Коминтерна были в спецслужбах западных стран?

— Конечно — во всех европейских и американских спецслужбах. Разве можно было, например, доставать подлинники только что введенных паспортов с определенными спецпечатями и спецчернилами, причем не десятками, а сотнями штук, без внедренных в эти сферы людей? Или выкрадывать приговоренных к смертной казни из камер, если нет туда доступа? Сеть была широчайшая — в Германии, Франции, США, Китае и многих других странах.

— Кроме сбора информации, бойцы Коминтерна вели террористическую деятельность?

— А как же! Без этого невозможно. Но кого они устраняли? Перебежчиков, предателей, тех, кто был ярым врагом советской власти, либо причастных к вооруженной интервенции. Но перебежчик перебежчику рознь. Кого-то не трогали, а кого-то доставали любой ценой — в зависимости от того, какой вред этот человек приносил. Скажем, Орлов (Фельдбин), бежавший в Штаты, никого не предал, не сдал, сохранив жизнь себе, жене и дочери.

— Как вы полагаете, не несет ли Коминтерн ответственности за свои методы точечного устранения неугодных, за то, что терроризм сегодня набирает обороты?

— Тогда и корпус жандармов должен нести ответственность, потому что новая волна террора началась с выстрела Каракозова, и кто знает, как пошло бы развитие событий в России, если бы ликвидировали, например, «Народную волю». Кстати, в работах того же Ленина говорилось, что терроризм — это метод, который можно и должно применять для защиты революционных интересов. Любой уважающий себя сильный политик никогда не отказывается от диверсионно-террористических методов. Он может официально не признавать их, но всегда будет использовать. Страна должна защищать себя на всех уровнях. Вы что думаете, Миттеран признавал, что он ликвидировал своих собственных соотечественников?! Он отдавал приказ на уничтожение сотрудников разведки и контрразведки за то, что они по службе общались с представителями других спецслужб и могли быть перевербованы. И тени подозрения было достаточно! Или американцы когда-нибудь признаются, что они ликвидировали бывшего сотрудника ЦРУ, который начал поливать в прессе свою страну, а потом внезапно скончался от какой-то неизвестной болезни?

— Когда появилось понятие «мировой терроризм» и что он представляет сегодня?

— Терроризму ровно столько, сколько существует государство. Это аксиома. Как в Книге перемен: когда мир узнал, что такое прекрасное, появилось безобразное. Сейчас это крупная международная сетевая корпорация.

— То есть нам жить с этим всегда?

— Эффективно бороться с терроризмом могут только два типа государств — тоталитарное и террористическое. К последним можно отнести Кампучию времен Пол Пота (сейчас Камбоджа), где истребление своего собственного народа, по разным оценкам, достигло трех миллионов. В тоталитарных государствах, например, в Германии времен Третьего рейха или в СССР в период сталинского правления, любая потенциальная оппозиция ликвидировалась безжалостно.

— Вернемся в 1943 год, когда Сталин распустил Коминтерн. Какой след оставил он в истории? Как его оценить?

— В конце 1943 года, особенно после Курской битвы всем стало ясно, что война закончится нашей победой. Американцы и англичане поняли, что, не открывая второго фронта, они сильно рискуют не успеть к дележу пирога. Русские танки дойдут до Ла-Манша и сбудутся слова Ленина о Соединенных Штатах Европы. Союзники видели, что дальше тянуть нельзя, но одним из аргументов в дискуссиях со Сталиным был Коминтерн. Они, естественно, не хотели иметь пятые колонны на своих территориях. Формально в 1943-м Коминтерн был закрыт, а на самом деле людей перераспределили. Все оперативно боевые структуры передали в ведение НКВД, Главного разведывательного управления, Министерства иностранных дел. Они растворились, но не исчезли, продолжив свою работу в несколько иных рамках и иных условиях. Это было огромное количество нелегальных организаций, которые существовали долгое время во многих странах и ряд из них существует до сих пор. По образу и подобию Коминтерна создавались и создаются лучшие резидентурные сети в мире.

Беседовал Александр АРСЕНЬЕВ

  © 2001 — 2017 «МКТА»
Правовая информация
Контакты
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Rambler's Top100