Президент «МКТА» Линдер Иосиф Борисович
Международная Контртеррористическая Тренинговая Ассоциация
 
Главная Поиск Контакты Facebook
Персональный сайт Иосифа Борисовича Линдера

Международный Союз Боевых Искусств

Блог И.Б. Линдера на Яндексе

Клуб иайдзюцу/иайдо SHINKEN KOKORO
 
RUS


Главная → Книги, статьи → Статьи → 

Стратегия борьбы с терроризмом. Специальные операции

Спецназ
Журнал
(на основе анализа открытых источников)

Тренировки на полигоне МКТАВ угандийском аэропорту Энтеббе, в ночь с 3 на 4 июля 1976 года, совершают посадку четыре самолета С-130 "Геркулес" с израильскими коммандос. В составе десанта были парашютисты 35-й бригады, диверсанты бригады "Голани" и бойцы спецподразделения 269 "Саэрет Маткаль".

Так начинается заключительный этап операции "Йонатан" - одной из самых известных контртеррористических операций. Ее целью являлось освобождение заложников, захваченных боевиками Организации освобождения Палестины и группы "Баадер-Майнхоф" на борту французского лайнера, совершавшего 27 июня полет по маршруту Тель-Авив - Афины - Париж.

В результате операции коммандос освобождают заложников, уничтожают террористов и несколько десятков солдат угандийского диктатора И. Амина, оказавшего радушный прием захватчикам. Со стороны израильтян гибнут четверо: двое заложников, сержант и командир штурмовой группы полковник "Йони" Нетаньяху, старший брат нынешнего израильского Премьера. Через пятьдесят восемь минут после начала операции последний из "Геркулесов" взлетает и берет курс на Найроби.

Израильтяне встречали победителей как национальных героев, показав тем самым свое отношение к бойцам спецназа, выполнившим приказ правительства по спасению своих сограждан. Руководство Израиля одним из первых осознало особую роль специальных операций и значение спецподразделений в борьбе с террористическими группами, в том числе и на территории иностранных государств.

Последующие годы подтвердили правильность такого подхода, основанного на внимательном изучении динамики террористических проявлений. Анализ террористических акций, совершенных организованными группами за последние тридцать лет в различных странах мира, показывает постоянное повышение профессионального уровня их подготовки и выполнения.

С военной точки зрения такие акции следует рассматривать как особую форму диверсионных операций, осуществляемых негосударственными нелегальными организациями преимущественно против невоенных объектов и гражданского населения. А сами организации представляют собой либо своеобразные квазигосударственные образования, если речь идет о сепаратистских, религиозных и иных идеологизированных группах либо транснациональные корпорации, когда мы говорим о незаконной торговле наркотиками, оружием, "живым товаром" и т.п.

В любом случае группировки подобного типа для утверждения своей идеологии или завоевания рынков сбыта, а также для борьбы с государством создают специальные боевые группы, призванные решать политические или экономические проблемы террористическими методами. Это означает, что для отдельных индивидов террористическая деятельность становится профессией, причем демократические свободы создают определенные предпосылки для облегчения действий "силовых противников" общества.

Многие зарубежные специалисты считают, что к террористам не применимы демократические рецепты стратегии и тактики. По их мнению, террористическая деятельность опирается на такую искаженную мораль, которая оправдывает применение правительством любых средств, в том числе и силовых. Следовательно, в системе противодействия террористической экспансии, наряду с традиционными политическими, экономическими, административными, судебными и полицейскими мерами повышается значение специальных контртеррористических операций, выступающих в качестве "последнего довода королей".

Тренировки на полигоне МКТАВ нашей стране проблемы, связанные с использованием спецподразделений, наиболее остро проявились при освобождении заложников в Буденновске и Первомайском. Конечно, заявления типа: "Решим проблему одним десантным полком за два часа!" выглядят, по меньшей мере, непрофессионально. Однако даже сама возможность активного противодействия террористическим группировкам в российской прессе стыдливо замалчивается. И, как следствие, вопросам теоретического обоснования контртеррористических операций и стратегии применения подразделений спецназа в наших СМИ также уделяется недостаточное внимание.

По мнению автора, такое положение дел связано не столько с секретностью, сколько с общественной недооценкой потенциальных возможностей специальных подразделений и недопониманием задач, которые они должны выполнять в борьбе с мафиозными, сепаратистскими и иными "незаконными вооруженными формированиями".

Конечно, если кризисная ситуация позволяет обойтись без применения военной силы и разрешить возникшие в обществе социальные противоречия политическим путем - это необходимо делать. Речь идет о другом: для защиты прав и свобод человека, гарантированных Конституцией, ради сохранения территориальной целостности государства - Правительство должно иметь в своих руках все средства защиты своих граждан и обязано брать на себя ответственность за силовое решение проблемы. А спецподразделения по борьбе с терроризмом должны служить орудием закона, защищающего личность, общество и государство от внутренних и внешних террористических угроз.

Как показывает практика международного опыта борьбы с террористическими организациями, террористы всех стран боятся только одного - жестких ответных, а еще лучше упреждающих мер со стороны правительственных органов. Поэтому в таких странах как Великобритания, Германия, Израиль, США, Турция, Франция и других, различным аспектам контртеррористических операций уделяется особое внимание. В большинстве государств стратегия борьбы с терроризмом заключается в следующем: наряду с политическими и социальными мероприятиями, правительство использует применение силы против террористов, в том числе за рубежом и не оставляет безнаказанным ни один случай террористического насилия над своими гражданами.

В Советском Союзе, усилиями энтузиастов-профессионалов, вопросам специальной военной деятельности также уделялось много внимания. Уже к началу тридцатых годов М. Дробов проанализировал более трехсот семидесяти отечественных и иностранных работ, посвященных теории и практике "малых войн" XIX и XX веков. Значительный вклад в теорию и практику специальных операций внесли П. Судоплатов, И. Старинов, В. Харченко, Г. Бояринов, А. Лазаренко и многие другие.

Однако, во многих странах, к мнению профессионалов власть предержащие прислушиваются далеко не всегда, чаще действуют с точностью до наоборот. Этим и объясняется постоянное запаздывание с принятием важных государственных решений в такой специфической сфере, как специальные военные и полицейские операции.

В СССР после Великой Отечественной войны политики бездумно ликвидируют спецподразделения, затем с опозданием их воссоздают, а, начиная с 1991 г. профессионалов постоянно разгоняют или реформируют. Надо заметить, что подобные коллизии с "реформированием" спецподразделений происходили и во многих западных странах.

Тренировки на полигоне МКТАВ последнее время, в России, наметилась в другая крайность: власти начали действовать по принципу - больше спецназов хороших и разных. При этом забывая одну из аксиом сил специальных операций - качество важнее количества! Опыт также показывает, что профессиональные подразделения не могут начать активную деятельность сразу после того, как только в них возникла потребность.

Особенно это касается специальных подразделений по борьбе с терроризмом, поскольку их противники действуют крайне агрессивно, профессионально и изобретательно. Террористы хорошо подготовлены и оснащены, всегда имеют фору по времени, у них отсутствует бюрократия и они всегда точно знают, чего хотят.

К этому необходимо добавить, что, по мнению автора, контртеррористические операции имеют свою специфику:

  • проводятся в условиях необъявленной войны между государством и нелегальными организациями;
  • находятся в пограничной сфере между полицейскими и военно-диверсионными операциями;
  • влекут за собой больший общественный резонанс, чем специальные операции, проводимые вооруженными силами, во время военных действий;
  • требуют особо тщательного планирования, подготовки и обеспечения, а также особых мер конспирации;
  • сроки завершения операции могут быть значительно растянуты по времени, директивное установление окончания операции чревато последствиями;
  • могут иметь явных противников в лице разного рода политиков, правозащитников и журналистов, в том числе и заранее ангажированных;
  • при их оценке разными государствами почти всегда используется двойной стандарт, в зависимости от политической коньюктуры и собственной выгоды.

Кроме того - подразделения, осуществляющие силовые акции против террористов, должны быть подготовлены для решения специфических полицейских, административных, социальных, дипломатических и иных задач, большая часть которых в обычной обстановке является обязанностью гражданских властей.

С точки зрения автора специальная контртеррористическая операция представляет собой совокупность согласованных по целям, задачам, месту и времени действий подразделений специального назначения. Как правило, в обеспечении специальной операции задействуются силы и средства различных полицейских, военных и гражданских ведомств, предприятий и организаций.

Анализ материалов отечественной и зарубежной печати показывает, что контртеррористические операции могут иметь разведывательный, спасательный, психологический, силовой и много других аспектов. К ним можно отнести следующие.

  1. Получение информации о деятельности, возможностях и намерениях существующих или потенциальных террористических организаций и групп, обнаружении лагерей и других мест содержания заложников.
  2. Предотвращение террористических актов, поиск, задержание или уничтожение террористических групп и ликвидация баз террористических организаций до начала их активных действий.
  3. Воздействие на определенные группы людей и отдельных лиц, чтобы вызвать у них такое настроение или поведение, которое способствовало бы достижению целей борьбы с терроризмом.
  4. Деморализация боевиков, дискредитация террористических организаций и террористических методов в глазах общества и формирование у населения благожелательного отношения к антитеррористической политике государства.
  5. Обеспечение безопасности граждан, находящихся в зоне совершения террористической акции, проведение эвакуации населения и материальных ценностей.
  6. Освобождение и эвакуация в безопасное место военнослужащих, гражданских лиц и иностранных граждан, захваченных в качестве заложников или удерживаемых насильно по другим причинам.
  7. Пресечение антигосударственной или террористической деятельности, направленной на изменение политического или государственного устройства страны насильственными методами.
  8. Деблокирование объектов, пресечение совершающейся террористической акции, обезвреживание террористов, сохранение или восстановление в отдельных территориях конституционного строя.
  9. Захват, разоружение или разгром бандформирований, уничтожение баз и лагерей их подготовки или ликвидация особо одиозных боевиков и лидеров террористических организаций и групп.

С целью иллюстрации деятельности специальных подразделений приведу несколько примеров успешных контртеррористических операций.

  • Голландия, Асен Де Пунт, декабрь 1975 г. Одновременный штурм поезда и школы с заложниками. Проводит группа "Виски" морской пехоты и боевые пловцы SBS. Шесть террористов убиты, семеро сдались, двое заложников погибли.
  • Джибути, граница с Сомали, февраль 1976 г. Освобождение французской группой GIGN при поддержке солдат Иностранного легиона автобуса с тридцатью детьми. Уничтожено шесть террористов и десять солдат сомалийской армии, оказавших огневую поддержку террористам. Один ребенок погиб.

  • Тренировки на полигоне МКТАЙемен, Могадишо, октябрь 1977 г. Освобождение самолета с заложниками. Проводит немецкая группа GSG-9 при поддержке английской SAS. Террористы убиты, жертв нет.
  • Заир, Катанга, май 1978 г. Освобождение европейцев, подвергающихся репрессиям со стороны антиправительственных сил. Участвовали шестьсот пятьдесят парашютистов французского Иностранного легиона. Спасено более двух тысяч человек.
  • Великобритания, Лондон, апрель 1980 г. Освобождение заложников в здании иранского посольства. Штурм проводит английская группа SAS. Террористы уничтожены, жертв нет.
  • СССР, Сухуми, август 1990 г. Штурм изолятора временного содержания с семьюдесятью пятью вооруженными преступниками. Проводят бойцы группы "А". Заложники спасены, потерь нет.

Однако не все контртеррористические операции закончились успешно. Имеется достаточно примеров неудачно проведенных операций.

  • ФРГ, Мюнхен, сентябрь 1972 г. Освобождение израильских спортсменов, захваченных террористами из группы "Черный сентябрь". Все заложники погибли.
  • Израиль, Маалот, май 1974 г. Штурм школы с заложниками. Проводят коммандос "Саэрет Голани". Двадцать пять детей погибли, семьдесят ранено.
  • Иран, триста километров северо-восточнее Тегерана, апрель 1980 г. Попытка освобождения американских дипломатов группой "Дельта". Погибли восемь пилотов, потери пять вертолетов и один самолет.
  • Мальта, Ла Валетта, ноябрь 1985 г. Штурм самолета египетской группой "Молния". Погибли около шестидесяти человек, десятки ранены, самолет сгорел.
  • СССР, Ленинградская область, аэродром Вещево, март 1988 г. Штурм непрофессиональной группой самолета, захваченного семьей Овечкиных. Погибли четыре заложника, девятнадцать ранено, самолет сгорел.

По мнению специалистов, все операции закончившиеся провалом, проводились без достаточной подготовки и с нарушением методики подобных мероприятий.

Некоторые операции, называемые в средствах массовой информации "акциями устрашения (возмездия)", представляются наиболее спорными с точки зрения международного права и вызывают крайнее неприятие у части политиков, правоведов и прессы. Однако, исходя из внутриполитических соображений, они являются неотъемлемым "силовым элементом" антитеррористической политики многих азиатских, американских и европейских государств. Примерами подобных мероприятий можно считать следующие.

  • Мозамбик, ноябрь 1977 г. Разгром базы террористов Шимойо. Участвовали девяносто семь коммандос родезийских SAS и восемьдесят восемь армейских десантников против шести тысяч боевиков. Соотношение потерь двенадцать к двум тысячам.
  • Северная Ирландия, Лафгалл, май 1987 г. Уничтожение восьми террористов, готовивших взрыв полицейского поста RAK. Осуществляли бойцы английской группы SAS. Один случайный человек погиб, второй ранен.
  • Тунис, апрель 1988 г. Точечная акция по устранению Абу Джихада, одного из лидеров боевиков ООП. Проводили бойцы спецподразделения "Саэрет Маткаль". Потерь нет.

Конечно, предпочтение в борьбе с терроризмом должно быть отдано невоенным средствам воздействия, а государственной идеологией антитеррористической деятельности могла бы стать мудрость мастеров восточных единоборств: - "Предупрежденная схватка есть выигранная схватка".

Однако на сегодняшний день, россияне не могут считать себя в безопасности, поскольку объектом террористов может стать любой гражданин, не зависимо от его общественно-политического статуса. Поэтому одной из первоочередных задач государства в настоящее время является создание комплексной государственной антитеррористической системы, одним из элементов которой должны являться специальные контртеррористические операции.

Специалисты МКТАПо мнению автора, государственная политика Российской Федерации в борьбе с терроризмом должна опираться на следующий постулат: любой негодяй, решивший сделать жизнь людей средством достижения своих политических или корыстных целей, будет либо арестован и осужден, либо уничтожен без всякой жалости, независимо от срока давности.

Именно такой подход, называемый стратегией "боевой демократии", возобладал в большинстве тех стран, которые у нас в России принято называть правовыми демократическими государствами. Иными словами, почти по Ленину: "Только та демократия чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться". Добавлю - и защищать своих граждан!

Но профессионально защищать личность, общество и государство от террористических посягательств могут только профессионалы, а они сами испытывают множество трудностей. Отсутствует политическая воля высшего руководства страны, не решены вопросы социальной защищенности сотрудников, нет должного финансирования, страдает специальное образование и боевая подготовка, нет гибкости в структуре спецподразделений, материальное обеспечение специальной техникой, обмундированием и вооружением не соответствует требованиям времени и т.п.

А без решения этих и многих других проблем трудно ожидать от бойцов спецподразделений высокоэффективной работы. Политикам пора понять, что нельзя эксплуатировать энтузиазм, преданность делу и присяге до бесконечности!

Несколько слов в заключении. Абсолютно не претендуя на истину в последней инстанции, автор заранее благодарен всем, кто пожелает высказать замечания по поводу настоящей статьи. Вероятно, настало время открыть широкую дискуссию по проблемам государственной стратегии в борьбе с терроризмом.

Сергей Чуркин

  © 2001 — 2022 «МКТА»
Правовая информация
Контакты
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Rambler's Top100