Президент «МКТА» Линдер Иосиф Борисович
Международная Контртеррористическая Тренинговая Ассоциация
 
Главная Поиск Контакты Facebook
Персональный сайт Иосифа Борисовича Линдера

Международный Союз Боевых Искусств

Блог И.Б. Линдера на Яндексе

Клуб иайдзюцу/иайдо SHINKEN KOKORO
 
RUS


Главная → Книги, статьи → Статьи → 

«Проблемы борьбы с терроризмом»

Материалы научно-практической конференции ИМПЭ, 21 марта 2000 г
Права человека и средства массовой информации

Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемый президиум!

Я хочу продолжить обсуждение темы, которую уже затрагивали уважаемые коллеги Федотов, Голик и Монахов, т.е. проблему освещения террористических проявлений в средствах массовой информации.

Проблема соблюдения прав человека в экстремальных ситуациях, особенно связанных с проведением специальных мероприятий по противодействию террористическим группировкам является крайне актуальной. Одной из составляющих этой проблемы является противостояние представителей средств массовой информации с одной стороны и представителей различных "силовых" государственных институтов с другой. Как представитель Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ с одной стороны и эксперт Международной Контртеррористической Тренинговой Ассоциации с другой, попробую изложить собственную позицию по этому вопросу в рамках нашей научной дискуссии.

Есть неотъемлемые права человека, которые записаны в международных и европейских конвенциях и декларациях, в нашей, российской Конституции они тоже прекрасно изложены. Однако в реальной жизни встает вопрос, - а какие права выше? Когда мы писали законопроект "О борьбе с терроризмом", одним из авторов которого я являюсь, мы закладывали в него принцип ранжирования прав. Авторы закона глубоко уверены в том, что право заложника или бойца спецподразделений на жизнь выше права обывателя на получение информации.

Я давно работаю с представителями СМИ и, к сожалению, констатирую, что иногда под видом информации мы получаем точку зрения репортера. Приведу три примера. Первый - в городе N произошел взрыв, ответственность взяла на себя группировка № 8. Второй - негодяи из экстремистской группировки № 8 совершили бесчеловечный... и т.д. Третий - в ответ на действия продажного правительства, герои из организации № 8... и т.д. Первый вариант - чисто информационное сообщение, второй и третий - это противоположные варианты оценки события.

Оценка события всегда будет зависеть от позиции, которую в данный момент занимает тот или иной журналист и, что не менее важно, СМИ в котором он работает. Все мы прекрасно понимаем, что при всей декларируемой "независимости" у журналиста есть хозяин. Им является либо правительство, если это государственные СМИ, либо частное лицо, которых сейчас в России подавляющее большинство. Поэтому вопрос оценки информации всегда находится в прямой связи с личностью человека, эту информацию дающего.

И вот здесь возникают очень сложные отношения между обществом, правительством и представителями журналистского корпуса, которые, вероятно в силу определенного самомнения, называют себя представителями "четвертой власти". У нас есть три ветви государственной власти: исполнительная, законодательная и судебная. Мое глубокое убеждение, что никакой "четвертой власти" быть не может. Просто представители одной из профессий, несомненно, необходимой и важной в любом благоустроенном обществе, пытаются присвоить себе исключительное право на вынесение решения. Более того, пользуясь своими легальными возможностями, они формируют общественное мнение в том направлении, которое они считают истинно правильным.

К сожалению, со стороны органов исполнительной власти имеется масса ошибок в освещении событий, связанных с террористической проблематикой. Их причиной, на мой взгляд, является неумение людей, ответственных за эту работу наладить профессиональный контакт с журналистами. Либо идет, как говорил уважаемый профессор Федотов, прямой запрет на допуск журналиста к месту событий, либо идет подача совершенно тупой дезинформации, которую специалисты вычислят мгновенно. Меня просто поражает, когда оперативные работники различных служб высвечиваются на экране с указанием фамилии, должности, названием подразделения и местом его дислокации. В романе В. Пикуля есть замечательные слова одного немецкого офицера: "Я знаю один научный способ продления жизни - для этого нужно как можно реже выходить в эфир". Давать интервью должен не оперативник, а специально подготовленный для этой работы сотрудник. Если кто-то полагает, что те люди, которые работают против государства Российского, это пастухи с пулеметами, он глубоко заблуждаетесь. Среди тех, кто нам противостоит, имеются блестяще образованные, высоко мотивированные и прекрасно подготовленные в боевом отношении люди.

История современного политического терроризма показывает: его идеологи либо живут и действуют во имя идеи, либо кормятся от идеи. Террористические акции в сфере политического терроризма тщательно планируются, четко реализуются и великолепно обыгрываются на уровне прессы и общественного мнения. Иными словами, идейно мотивированная террористическая деятельность обязательно нуждается в рекламе, а без открытого шантажа власти она, во многом, становится просто бессмысленной.

Серьезная нравственная ответственность за разрастание насилия в нашей стране лежит и на отечественных СМИ, формирующих мировоззрение миллионов россиян. Как отмечают сотрудники правоохранительных органов и специальных служб РФ, представители СМИ зачастую серьезно затрудняют деятельность, направленную на предупреждение и пресечение акций терроризма. Журналисты, считающие, что их главная профессиональная обязанность сообщать новости объективно и без предубеждения, становятся вольными или невольными пособниками террористов. А некоторые из них, игнорирующие требования безопасности, часто значительно осложняют успешное осуществление контртеррористических мероприятий.

Поскольку любая террористическая акция является сенсацией, то в погоне за ней, представители СМИ идут на все. Конкурируя друг с другом, они ставят под угрозу собственные и чужие жизни, а при реализации собранной информации не редко забывают о двух важных для общества принципах: "Кому выгодно?" и "Не навреди!". К сожалению, в условиях всеобъемлющей коммерциализации часто берут верх не гражданская позиция и профессионализм, а желание любым путем повысить тираж своего издания или расширить телевизионную аудиторию. Некоторые журналисты оправдывают террористов и сепаратистов, изображая их в качестве народных героев, и предоставляют эфир и газетные полосы для их выступлений.

Нередко журналисты, описывая ту или иную террористическую или квазитеррористическую акцию, считают свои долгом привести как можно больше подробностей происшествия и технических деталей. Опасность подобной информации становится очевидной, если взглянуть на цепочку обратной связи, которая может замкнуться и превратиться в порочный круг: акция - публикация - усвоение и анализ информации - новая акция - новая публикация, и так до бесконечности.

А ведь в любом благоустроенном государстве Запада террористы могут только мечтать о возможности получить доступ к средствам массовой информации. Попробуй какой-нибудь американский журналист оправдать экстремистскую группировку, действующую против США в американских СМИ. Десять против одного, что он тут же лишится работы. И не потому, что это будет прессинг государства. Это будет прессинг корпоративный. Мы все с вами помним скандал с увольнением немецкого журналиста за фальшивое освещение событий в Чечне. Вот здесь и органы исполнительной власти, и журналисты сработали очень грамотно. Хорошо выявили, хорошо показали, хорошо щелкнули по носу. Надо понимать, что это война! Только это другая война. Это война на информационном поле. Это война за умы и души населения. Поэтому одним только запретом журналистам что-либо писать, мы проблему не решим.

Основная особенность информация о проведении контртеррористических мероприятий заключается в том, что от ее грамотного распространения во многом зависит благополучное или трагическое завершение операции.

Как показывает практика, в любом преступлении террористического характера на первом плане находятся непосредственные участники конфликта: террористы, их жертвы и представители власти. Но есть еще и журналисты, которые освещают происходящие события от начала и до конца. При этом представители СМИ очень часто становятся не просто очевидцами, а непосредственными участниками противоборства принимая на себя не свойственные им функции.

Специалисты по антитерроризму считают, что самым сложными моментами в противодействии терроризму являются место и роль СМИ во время захвата заложников. В докладе специальной правительственной группы по борьбе с терроризмом США (возглавлял Д.Буш) еще в 1986 г. в разделе "Терроризм и СМИ" было сказано: "Терроризм - форма пропаганды, нуждающаяся в рекламе, чтобы быть эффективной. Среди факторов, способствующих росту инцидентов, следует отметить успехи террористов в получении широкой рекламы и оказании влияния на возможно более многочисленную аудиторию. Террористы видят роль средств массовой информации в распространении их заявлений по всему миру, как одну из главных для достижения своих целей".

В этом же докладе перечислены практические действия СМИ, которые могут вызвать проблемы в кризисные моменты:

  • интенсивное освещение событий, которое может ограничить или лишить правительство преимуществ в выборе действий по пресечению террористического акта;
  • превращение журналистов в участников инцидента и переговоров, политический диалог с террористами или заложниками, узурпация правовой ответственности правительства;
  • оплата интервью террористов, освещение явно инсценированных террористами действий;
  • сообщения о планах специальных подразделений, участвующих в операции по обезвреживанию террористов.

Можно утверждать, что политический терроризм теснейшим образом связан со средствами массовой информации, поскольку его эффективность определяются качеством их рекламы. Террористы видят роль масс-медиа в распространении их заявлений по всему миру, как одну из главных для достижения своих целей. Представители террористических организаций, в том числе сепаратистской направленности в первую очередь требуют возможности распространения своих требований через печать и телевидение. Таким образом, только эта пара: насильники-террористы и журналисты, освещающие их деятельность, представляют собой полноценный тандем политического терроризма.

Некоторые эксперты считают, что терроризм в современном российском обществе можно рассматривать как телевизионное политическое шоу. При этом террористы являются актерами, заложники - массовкой, а лидер террористической группы играет роль шоу-звезды. И эти представления приносят желаемый террористам результат. Но если убрать журналистов из числа соучастников террористической акции, снять с телеэкранов переговоры премьера (или иного лица из власти) с главарем террористов, создать иной информационный климат, то и результаты самой акции, скорее всего, будут другими.

Специалисты по проблемам терроризма однозначно считают, что СМИ, при ясном понимании своей ответственности, могут в значительной степени способствовать их быстрому и успешному пресечению террористических актов. В упоминавшемся докладе Буша подчеркивается: "Очень важно, чтобы правительство и СМИ сотрудничали во время террористических инцидентов, которые почти неизбежно несут угрозу человеческим жизням, правам человека и национальным интересам".

Вот определенная концептуальная база, вне которой разговор о терроризме и правах журналистов вообще не может быть содержательным. Можно утверждать, что когда понимание своей ответственности журналистами есть, то правительству легче принимать те или иные политические решения и проводить соответствующие контртеррористические действия. А если этого понимания нет, то в итоге наше общество может получить, и уже получает диктат любой политической группировки, использующей для реализации своих целей террористические методы.

Террористы хорошо понимают значение СМИ, и потому борются за свое влияние на них. В итоге или они навяжут обществу свои правила игры, либо общество сформирует свои. Говоря о контртерроризме, следует подчеркнуть, что он начинается, в том числе, и с нежелания подчиняться предлагаемым противником правилами. Если мы не собираемся подчиняться диктату террористических группировок, то нужно наладить реальное сотрудничество между СМИ и органами власти.

В упомянутом выше докладе Буша было сказано, что одна из основных трудностей для прессы заключается в том, что она не сможет правильно освещать драматические события, если не будет ясно представлять, что именно намерено предпринять правительство для решения проблемы. Официальные лица должны помогать журналистам, обеспечивая их своевременной фактической информацией. Но, как подчеркивается в докладе, в той степени, в какой это позволяет ситуация. Кроме того, противоречивые заявления представителей различных ведомств создают впечатление неразберихи, которая и является одной из целей террористов.

В ходе развития инцидента необходима четкая координация действий антикризисного штаба и вышестоящих инстанций по организации работы с прессой, в частности, по проведению регулярных пресс-конференций в специально созданном для этого месте. Предусматривается также введение жесткого полицейского контроля с целью недопущения представителей СМИ к месту инцидента. Во время инцидента все потоки информации должны быть управляемы и контролируемы. Все запросы СМИ должны передаваться в антикризисный штаб и только официальный представитель этого штаба имеет право давать ответы от его имени.

Поэтому принятый Государственной Думой Федеральный закон "О борьбе с терроризмом" совершенно справедливо носит чрезвычайный характер. Это диктуется тем обстоятельством, что ситуация на Северном Кавказе, связанная с разрастанием террористических проявлений, также является чрезвычайной.

Третья глава законопроекта посвящена проведению специальных контртеррористических операций. Эта особая мера борьбы с терроризмом всегда предполагает возможность ограничения прав и свобод граждан. С этой целью к ведению переговоров с террористами допускаются только лица, специально уполномоченные на то руководителем контртеррористической операции. (Ст. 14)

Жесткие ограничения вводятся также в сфере информирования общественности о характере террористической акции и принимаемых мерах, по ее локализации и пресечению. Эти требования, ограничивающее права представителей СМИ, диктуется выработанными зарубежной и отечественной практикой и заложенными в указанный Закон принципами приоритетности защиты прав лиц, подвергающихся опасности и минимальной огласки при проведении контртеррористических операций. (Ст. 2)

Указанные ограничения базируются на Конституции Российской Федерации. Статья 17, ч.3: "Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц". Статья 55, ч.3: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц ...". Считая, что права лиц, подвергающихся в ходе террористической акции опасности, имеют приоритет перед правами любых других лиц на распространение и на получение информации, разработчики закона, которых поддержали законодатели, исходили из двух принципиальных моментов.

  1. Необходимо ограничить средства массовой информации в возможности пропаганды (осознанной или неосознанной) целей террористов, которые стремятся к возможно более широкому освещению не столько обстоятельств самой акции, сколько мотивов ее совершения, а акция является средством для привлечения общественного внимания к какой-либо проблеме.
  2. Во время проведения операции по пресечению террористической акции средства массовой информации, сообщая о действиях сил, осуществляющих операцию, тем самым вольно или невольно помогают террористам принимать меры против этих действий. В возможности огласки (а по существу выдачи) оперативной информации журналистами также должны быть ограничены.

    Законом запрещается распространение информации:

    • раскрывающей специальные технические приемы и тактику проведения контртеррористической операции;
    • способной затруднить проведение контртеррористической операции и поставить под угрозу жизнь и здоровье людей, оказавшихся в зоне проведения контртеррористической операции или находящихся за пределами указанной зоны;
    • служащей пропаганде или оправданию терроризма и экстремизма;
    • о сотрудниках специальных подразделений, членах оперативного штаба по управлению контртеррористической операции, а также лицах, оказывающих содействие в проведении указанной операции.

Как подчеркивают все специалисты по борьбе с терроризмом, материалы по террористической тематике требует высокого уровня ответственности, как от журналистов, так и от редакторов. Следует отметить, что оперативные возможности Закона стали более грамотно, чем раньше использоваться нашими профессионалами из ФСБ, МВД и Вооруженных Сил. Очень приятно, что легальные, подчеркиваю, законные методы борьбы с таким международным злом, которым является терроризм, сейчас есть. Я считаю, что Закон "О борьбе с терроризмом" как раз стоит на точке зрения прав человека. Весь вопрос в том, не перегнем ли мы палку.

Но вызывают недоумение две вещи, на которые хотелось бы обратить внимание коллег. Во-первых, это глупость некоторых представителей органов власти, в том числе московского правительства. Большинство из собравшихся на нашей конференции правоведы и, наверное, никто из вас не сможет назвать юридический смысл термина "перерегистрация", потому что такого термина "перерегистрация" в законодательстве России вообще не существует. И если в результате неразумных действий чиновников мы добьемся того, что мы стравим русских с чеченцами, ингушей с осетинами, карачаевцев с черкесами, то сами поможем террористам выполнить одну из своих задач.

Во-вторых. Уважаемые коллеги несомненно помнят выступление одного из заместителей губернатора Приморского края, который пытался подводить Закон под какие-то финансовые дела между РАО ЕЭС и администрацией Приморского края. На наш взгляд это совершенно недопустимо. Я думаю, что все профессионалы с этим согласятся с тем, что инструмент, который должен служить во благо, кто-то пользуется, прикрыть им свои какие-то интересы. Поэтому я считаю, что с точки зрения соблюдения и законодательства в целом, и в том числе и прав человека это недопустимо.

Уместно сказать, что пройдя трагический этап 1993-1999 годов, истинные профессионалы и в силовых структурах, и в журналистской среде поняли, что нужно сближение позиций. В этой связи следует обратить внимание, что при защите прав человека, нужно руководствоваться, врачебным принципом "не навреди".

Поэтому я ни в коем случае не призываю набросить платок цензуры на журналистов, потому что давно известно, что борьба с терроризмом без информационной поддержки средств массовой информации не возможна. Но и сами представители, российского журналистского корпуса должны понять, что они в первую очередь граждане России. Отстаивая свои собственные права нельзя забывать и о защите прав других людей. Особенно, когда это касается права на жизнь, поскольку жесткие действия исполнительной власти защищают будущее, в том числе и наших детей.

Искренне благодарю организаторов конференции!

  © 2001 — 2022 «МКТА»
Правовая информация
Контакты
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Rambler's Top100