Президент «МКТА» Линдер Иосиф Борисович
Международная Контртеррористическая Тренинговая Ассоциация
 
Главная Поиск Контакты Facebook
Персональный сайт Иосифа Борисовича Линдера

Международный Союз Боевых Искусств

Блог И.Б. Линдера на Яндексе

Клуб иайдзюцу/иайдо SHINKEN KOKORO
 
RUS


Главная → Книги, статьи → Статьи → 

Следы в террористическом пространстве

Русский телеграф
Газета

Вы довольно долго служили в разведке КГБ, а "Карлос", которого журналисты нарекли "Шакалом", десятилетия был легендой международного терроризма. Ваши пути никогда, не пересекались?

-Прежде всего о кличке "Шакал". Вряд ли она подходит "Карлосу". Шакал - пассивный хищник, а "Карлос" оставил почти двадцатилетний кровавый след в результате агрессивных, дерзких нападений на людей. Он олицетворяет зло, и ему больше подходит имя "Сатана" или что-то в этом роде.

Напрямую мои пути с ним не пересекались. На стыке 70-х и 80-х годов в функции отдела, которым я руководил во внешней контрразведке, входило отслеживание процессов, происходивших в международном терроризме. Мы не вели оперативную разработку зарубежных экстремистских организаций, но использовали все доступные источники, в том числе в иностранных спецслужбах, для сбора информации о террористах и последующего анализа. Делалось это в первую очередь для того, чтобы правильно организовать безопасность советских учреждений и граждан за рубежом. Часть своей информации мы передавали внутренней контрразведке для работы против носителей и исполнители "идей" терроризма, пытавшихся проникнуть на территорию Союза. "Карлос" относился к этой категории, и материалы на него концентрировались у нас, хотя он и не являлся объектом оперативной разработки.

- Иначе говоря, "Карлос" не был агентом КГБ. Но тогда отчего вновь и вновь в западной прессе появляются публикации, в которых Ильич Рамирес Санчес предстает человеком со связями в советской разведке?

- Сейчас это "хвостики" холодной войны. А раньше все строилось по стереотипной схеме-цепочке: угроза коммунизма.

- Советский Союз - Университет Лумумбы - студент-"левак" - вербовка КГБ - терроризм, Но профессионалы из западных спецслужб были хорошо осведомлены о позиции внешней разведки КГБ в тот период. Если иностранец являлся коммунистом или поддерживал эту идеологию, если он посещал Советский Союз, а тем более учился, это давало возможность для последующего использования за рубежом. Во многих странах третьего мира, граждане которых учились в Университете Лумумбы, власти с подозрением относились к носителям перечисленных признаков, а для спецслужб западных стран они априори относились к категории "неблагонадежных".

- Выходит, студенты Университета Лумумбы не интересовали КГБ?

- В данном случае речь шла об отсутствии разведывательного интереса. Что касается контрразведки, то совсем наоборот. Хотя кандидаты на учебу и отбирались по линии братских компартия и предполагалось, что все они в разной степени придерживаются левой идеологии, это вовсе не исключало наличие среди них агентов спецслужб противника. С учетом этого Университет являлся объектом внимания соответствующих структур КГБ. Со временем "лумумбарий", как стали называть Университет из-за близости к первому московскому крематорию, превратился в постоянную головную боль для КГБ. В нем расцветал богатый букет всевозможных проблем- от формирования "революционных" ячеек разного толка до международных сексуальных скандалов. Возьму смелость утверждать, что вообще эта "мудрая" идея принесла Союзу больше вреда, чем пользы.

- А как же "Карлос" оказался рядом с первым московским крематорием? Кто "спонсировал" его поступление в Университет Лумумбы?

- В 1963 году семья венесуэльского адвоката, приверженца коммунизма, перебралась в Лондон. Там и состоялось начало "революционного" пути будущего международного террориста №1. Молодой Рамирес Санчес Ильич вступил в контакт с ультралевой группировкой в Южном Кенсингтоне. А в 1966 году он впервые посетил Кубу, где провел несколько месяцев. В Лондоне же вступил в "Союз венесуэльской коммунистической молодежи" и в сентябре 1966 года, по рекомендации венесуэльской компартии, Ильич отправился в Москву и был принят на учебу в Университет им. Лумумбы. Так что к моменту приезда в Москву "Карлос" был уже довольно зрелым "леваком". Но ровно через четыре года его отчислили по неясным причинам. Надо сказать, что годы его пребывания в Москве совпали с явным расколом в мировом коммунистическом движении. Наряду с ортодоксальным ленинизм Москвы место под солнцем занимал маонизм, чегеваризм, еврокоммунизм и т.д… В братских компартиях плодились альтернативные структуры. Не разделявшие промосковскую идеологическую ориентацию. Венесуэльская компартия была одной из первых. Новые ультралевые все громче призывали к насильственным методам в борьбе с мировым империализмом.

Был, правда, еще один фактор. Издалека Советский Союз представлялся им воплощением мечты о социальном равенстве, материализацией марксистской идеи о всеобщем экономическом благополучии. Столкнувшись с реальной советской действительностью, они вдруг обнаруживали много пустот за яркими пропагандистскими витринами. Находясь в университете, "Карлос" попал под влияние палестинского студента Мохаммеда Боудиа, открыто пропагандировавшего радикальный марксизм. Позже Мохаммеда убили израильтяне. После отчисления из Лумумбы, в 1970 году, "Карлос" был привлечен руководством народного фронта освобождения Палестины к участию в движении, и вся его дальнейшая судьба в международном терроризме складывалась в соприкосновении с НФОП.

В России были опубликованы ранее секретные документы, свидетельствующие о снабжении информацией Карлоса, чтобы использовать в своих акциях ?

- И левый и правый терроризм того времени следует рассматривать только в общем контексте "холодной войны". За ее сорокалетний период произошли десятки, если не сотни, локальных "горячих" войн и вооруженных конфликтов. И какой бы характер они ни носили, две противостоящие супердержавы и их союзники всегда, подчеркиваю- всегда, поддерживали одну из сторон. "Третий мир" был глобальным полигоном, где проверялись на прочность враждебные идеологии и испытывались новые военно-технические достижения.

Чью сторону занимал Советский Союз в арабо-израильском конфликте, хорошо известно. Но само палестинское движение было очень неоднородным. "Карлос" примыкал к его крайне левому крылу, группировки которого не только оппонировали Арафату, которого поддерживали советские лидеры, но и между собой не сходились. Существовавший двойной стандарт позволял одних и тех же участников военных конфликтов называть и "борцами за свободу" и "террористами", в зависимости от того, какая мировая система их поддерживала. Такой подход освобождал "великие державы" от моральной ответственности за то, кто и как использует поставляемое ими оружие. В то же время открывались широкие возможности для громогласных обвинений противостоящей системы в "организации и поддержке международного терроризма".

- Интересно, а "Карлосу" удалось внести что-то новое в организацию и проведение терактов?

-"Карлос" за двадцать лет организовал и лично осуществил не один десяток одиночных и массовых убийств, предоставив богатый материал для его "биографов" и исследователей современного терроризма. И первые и вторые "препарировали" личность "Карлоса" и его "работу" с самых разных углов зрения. Со своей стороны, я бы разделил его деятельность на четыре стадии.

Первые акции, в которых он был исполнителем, отличались отчаянной дерзостью, что ошарашивало, парализовывало противодействующие силы и приводило к эффектному успеху. Позднее он обеспечивал строжайшую дисциплину и конспирацию среди своих людей. При планировании и отработке операций "Карлос" уделял большое внимание тщательной их подготовке. Число возможных "сопутствующих" жертв не служило для него препятствием. Став "авторитетом" №1 международного терроризма, "Карлос" выступил объединителем национальных террористических организаций в "Единый фронт Мировой революции", еще известный как "Руки Мировой революции". Но завершалась карьера "Карлоса" тем, что со своими подручными он выполнял конкретные заказы правительств ряда государств против их противников. Это было уже совсем далеко от "мировой революции". К числу "новшеств", связанных с его именем, относится создание "террористического интернационала". Тактика стала сводиться к тому, что боевики "братской" группировки осуществляли акцию в другой стране и возвращались, а ответственность брала на себя организация/ действующая в той стране, при полном алиби ее членов. Понятно, в какое положение попадали при этом антитеррористические структуры. Другим "новаторством" было создание баз на территории соцстран, где "Карлос" и его люди по подложным документам скрывались после акций в западных странах. Там они отдыхали, набирались сил и разрабатывали новые операции. Почему-то в начале 80-х "Карлос" облюбовал для этих целей Венгрию, чем доставил ей немало хлопот.

Такая тактика позволяла обезопасить себя от преследования западных спецслужб и Интерпола и на время исчезнуть из их поля зрения. Схожие принципы работы использовали на стыке веков и анархисты, и эсеры, и большевики. Однажды в начале 80-х "Карлос" обнаружил за собой в Будапеште наружное наблюдение и открыл по нему огонь. Завязалась автоматная перестрелка, и пострадали посторонние люди. "Карлос", инициативно посетив местные власти, заявил, что никакой противоправной деятельности против Венгрии не ведет, и выразил возмущение слежкой. Инцидент был "замят", и никаких санкций в отношении группы "Карлоса" не последовало. Примерно в то же время Венгрия первой из соцстран стала полноправным членом Интерпола. Нельзя исключить, что одной из главных причин этого было стремление венгров получить легальное основание для вытеснения группы "Карлоса" со своей территории и продемонстрировать свою непричастность к международному терроризму.

- А как относились к "Карлосу" спецслужбы других соцстран? Как они координировали свои действия в отношении него?

- Этот вопрос был наиболее деликатным и даже, если здесь подходит такое слово, интимным. Отсюда и сдержанный, дозированный подход к обмену информацией. Многое стало достоянием гласности лишь после крушения социалистической системы. Возможно, если процесс над живым "Карлосом" все же состоится, то откроется еще много тайн тех времен. После ареста "Карлоса" в 1994 году бывший начальник разведки ГДР Маркус Вольф, давая показания в генеральной прокуратуре ФРГ, признал факт контактов с некоторыми террористическими группировками, в том числе и с группой "Карлоса", его пребывания на специальных полигонах в Восточной Германии. По некоторым данным, "Карлос" взаимодействовал с Белградом, Бухарестом. После выдворения в середине 80-х из Венгрии "Карлосом" заинтересовались румынские спецслужбы для использования его против оппозиционеров Чаушеску за рубежом. "Карлос" прекрасно понимал, что огласка его контактов с официальными лицами соцстран чревата громкими политическими скандалами, поэтому вел себя в таких случаях со свойственной ему дерзостью. Вольф утверждал в своих показаниях, что "Карлос" в ГДР вел себя вызывающе.

Шеф КГЕ СССР Юрий Андропов, учитывая необузданность "Карлоса"/ предупреждал МВЛ Венгрии, что необходимо быть крайне осторожными при вытеснении его группы. Позиция КГБ заключалась в том, что "Карлос", почувствовав недоброжелательность со стороны соцстран, в отместку может пойти на провокации и насильственные акции в отношении наших учреждений и граждан за рубежом. Главный "Борец за Мировую революцию" постепенно превращался в "террориста в законе".

- Ну, а после учебы в Лумумбе "Карлос" никогда не "посягал" на территорию Советского Союза?

-Да, посягал. Он несколько раз транзитом проследовал через Москву, не покидая международного аэропорта. Пользовался "Карлос" дипломатическими паспортами разных стран на другие имена. К сожалению, информация о его возможных пролетах поступала к нам постфактум. Кажется, только один раз он был опознан бдительным пограничником в Шереметьево, но благополучно продолжил свой маршрут, пересев на новый рейс как транзитник, без паспортного контроля. В Интерполе мы тогда еще не состояли.

Однажды мы выступили с инициативой перед руководством, чтобы, в случае получения упреждающей информации о транзите "Карлоса", провести с ним доброжелательную беседу о нежелательности его пролетов через Москву. Вроде предложение доложили даже Андропову. Во всяком случае нам было сказано, что никаких контактов, даже касательных, с "Карлосом" быть не должно. Утверждается, что "Карлос" сделал несколько пластических операций. Так ли это на самом деле и когда он их делал, не знаю. Но в начале 80-х мы получили, по-моему, распространенную Интерполом/ подборку фотографий "Карлоса", которые он использовал в подложных паспортах. На всех было одно и то же лицо, только в разных ракурсах и с разной подсветкой, что безусловно затрудняло опознание. Тем более что иммиграционный контроль в западных аэропортах, на мой взгляд, был более поверхностный, чем в Союзе.

- За "Карлосом" четверть века охотились опытные спецслужбы Франции, Израиля, Германии, Англии. В его розыске участвовал Интерпол. Но поймать его не могли. Почему?

- Когда "Карлос" заявил о себе первыми острыми акциями в начале 70-х, его уже можно было отнести к категории опасных исполнителей, но даже не к первым среди равных. Перечисленные службы, может быть за исключением израильского МОССАД, еще нарабатывали опыт борьбы с действующими в их странах национальными экстремистами, не имели налаженных механизмов координации и оперативного взаимодействия по этому аспекту деятельности в международном масштабе. В результате "Карлос" на какое-то время как бы "завис" в расщелине между национальными спецслужбами. Однако в копилку Интерпола он должен был попасть с первых своих "шагов".

Можно предположить, что первыми распознали в нем "джинна" ребята из МОССАД. В середине 70-х они завербовали связника "Карлоса" во Франции Безе и при содействии последнего предприняли попытку захватить его в Париже. Операция закончилась неудачей. Позже сам Безе погиб при попытке угнать французский самолет. Вообще, израильтяне, которым "Карлос" причинил гору бед, приложили много усилий к его розыску, но безрезультатно. В период "войны в Заливе" они вели тотальный поиск "Карлоса" в целых регионах. В районах, прилегающих к Израилю, был обыскан каждый дом/ после чего было заявлено, что его на Ближнем Востоке нет. МОССАД старался найти след террориста в Европе, в первую очередь в бывших соцстранах и еще существовавшем Советском Союзе. С этой целью моссадовцы, по некоторым данным, в 1991 году посетили и Венгрию.

Насколько известно, "Карлос" в это время метался между Дамаском и Триполи, затем укрылся в Йемене, а позже перебрался в "конечную" точку - Судан. Французские сыщики, кровь чьих коллег и многих сограждан пролил "Карлос", с клятвой о мести на устах шли по его пятам почти двадцать лет - до 14 августа 1994 года.

Не смею утверждать аксиомность своих суждений, но назову две причины, по моему мнению, способствовавших неуязвимости "Карлоса". В "террористическом пространстве" он и его преследователи умнели и развивалась параллельно, но он, как шахматист, играющий белыми фигурами, имел преимущество первого хода, что практически исключало установку капкана в нужном месте и в нужное время. В отличие от других "джиннов" "Карлос" располагал несколькими "сосудами", в которых отсиживался без страха быть "закупоренным" и откуда выпархивал, когда считал нужным. Охотники не только не могли захлопнуть крышки этих сосудов, но не могли даже заглянуть в них.

Но наступил момент, когда одни сосуды развалились, а владельцы других, по разным причинам, перевернули их вверх дном. Тогда грозный "джинн" из неуязвимого превратился в бесприютного. Остальное стало для охотников делом техники и времени.

- Как вы можете прокомментировать публикацию "Разведывательного вестника" о том, что "Карлос" в конце 80-х был завербован ЦРУ, которое "в связи с кампанией "переоценки" агентуры решило отказаться от услуг бывшего террориста и передало данные о его местонахождении французским спецслужбам"?

- Допускаю с большой долей вероятности. В конце 80-х "Карлос" уже не был фанатичным идеалистом, каким он начинал кровавую борьбу за "мировую революцию". К тому времени, став высококлассным профессионалом, он вступал в контакты с различными заказчиками и "революционную" фразеологию использовал лишь по инерции. "Карлос" не мог не видеть, что действительно приближается "мировая революция", но не та, о которой он когда-то, может, и мечтал, а совсем другая. Думаю, он оказался в ситуации, схожей с положением нацистов в конце второй мировой войны, когда, чтобы выжить, они искали, к кому прислониться и предложить свои услуги. Так что ЦРУ вполне могло его подобрать в тот период. Впоследствии "Карлос" не только стал для американской разведки обузой в информационном плане, но и персоной нон грата для США как флагмана в борьбе с международным терроризмом.

Экстремистские организации, деятельность которых мог бы освещать "Карлос", прекратили свое существование, объекты пропагандистских "активных мероприятий" по обвинению в покровительстве "Карлосу" стали партнерами по борьбе с международным терроризмом/ а друзья-союзники, обуреваемые жаждой отмщения вампиру, все еще рыскали по белу свету в его поисках. Так что решение напрашивалось само собой.

В пользу достоверности публикации, о которой вы спросили, может свидетельствовать странная "скромность", проявленная ЦРУ при освещении мировой прессой обстоятельств поимки "врага общества №1". Пальма первенства была полностью отдана французским спецслужбам, во всяком случае так виделось в российских СМИ, ссылавшихся на иностранные источники. Однако среди западных кругов, занимающихся проблемами терроризма, известно другое.

В создании благоприятных условий для ареста "Карлоса" тесно взаимодействовали с французами ЦРУ, У МО (военная разведка Пентагона) и английская МИ-6. Именно ЦРУ, через свою агентуру из числа "лиц негритянской национальности", подведенную к "Карлосу" в Хартуме, добыло отпечатки его пальцев, переданные затем французам. Для последних это послужило твердым доказательстве в Судане и дало основание повести переговоры о его задержании и выдаче. Вряд ли об этом сейчас не знают адвокаты "Карлоса", а от них и он сам. Если он действительно, как сказано в публикации, "длительное время являлся агентом ЦРУ", то на суде "Карлос" может выместить свою обиду за такое отношение. Но на основе его публичных показаний о переданной информации может возникнуть вопрос о том, как она реализовывалась получателями из ЦРУ? Передавалась ли она союзным странам для использования в борьбе против террористических организаций, были ли предупреждены готовящиеся акции, схвачены или "нейтрализованы" те или иные террористы? ЦРУ может попасть в щекотливое положение, если окажется, что в целях "обеспечения безопасности источника" оно придерживало часть важной оперативной информации. Кроме того, "сдача" помощника, если "Карлос" таковым являлся и это всплывет на процессе, заставит задуматься о своей будущей судьбе других действующих и потенциальных агентов ЦРУ.

- Французские власти обещали назвать дату начала процесса над "Карлосом". Прошло уже полтора года, но тишину нарушали лишь адвокаты "Карлоса". У вас есть объяснения?

- Год назад я задавал такой же вопрос французским участникам проходившей в Москве международной конференции "Терроризм - угроза современному миру". Они объяснили, что следственные органы ведут тщательный сбор и скрупулезную документацию всех обстоятельств, связанных с деятельностью "Карлоса", с тем чтобы представить суду абсолютные доказательства его вины буквально по всем эпизодам. Это и привело к переносу процесса на неопределенный срок. Возможно, это и так. Но думаю, что на откладывание может влиять целый комплекс факторов, ибо "дело" охватывает столь длительный и запутанный период истории и в нем переплелось множество интересов различных его участников. Не исключено, что одним из факторов является "утряска" обстоятельств, о которых шла речь в ответе на предыдущий вопрос.

Но суд над главным террористом XX века - это уникальная возможность показать тупиковость террористических методов. Суд над прошлым должен стать мостом в новое будущее. И пусть на это уйдет много времени. Мы можем и подождать во имя внуков, а "Карлосу" торопиться уже некуда.

  © 2001 — 2023 НП «МКТА»
Правовая информация
Контакты
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Rambler's Top100