Президент «МКТА» Линдер Иосиф Борисович
Международная Контртеррористическая Тренинговая Ассоциация
 
Главная Поиск Контакты Facebook
Персональный сайт Иосифа Борисовича Линдера

Международный Союз Боевых Искусств

Блог И.Б. Линдера на Яндексе

Клуб иайдзюцу/иайдо SHINKEN KOKORO
 
RUS


Главная → Книги, статьи → Статьи → 

Криминальные метаморфозы

Независимое военное обозрение
Газета
(Общеуголовная преступность приобретает террористические признаки)

Последнее десятилетие в Российской Федерации характеризуется небывалым разгулом вооруженной преступности, причем подобная ситуация в истории нашей страны уже неоднократно возникала.

После Февральской революции, во время Гражданской войны и НЭПа банды Сафонова, Гусева, Прокофьева и другие наводили ужас на жителей Москвы и области. 19 января 1919 года Яков Кузнецов (Кошельков) совершил разбойное нападение на Председателя СНК В.И. Ленина. В Петрограде зверствовали группы Белова, Сизова, Александрова и особо "популярного" налетчика Леонида Пантелкина, более известного как Пантелеев. В провинции также существовали десятки вооруженных банд.

Во время Великой Отечественной войны и после ее окончания происходит второй всплеск вооруженных бандитских нападений. В 1952 году разоблачена группа Павленко (УВР-2 и УВС), которую можно считать прообразом современных формирований мафиозного типа. Организация сочетала легальные и нелегальные методы работы, имела в своем составе "силовое" подразделение, широко использовался подкуп гражданских и военных должностных лиц.

После смерти И.В. Сталина, в результате широкомасштабной (более одного миллиона человек) амнистии, криминогенная обстановка в третий раз обострилась. Стабилизировать ситуацию, и то лишь в результате чрезвычайных мер, удалось только к осени 1953 г. Однако, в современной России, насильственные вооруженные преступления приобрели совершенно иные масштабы.

Практически ежедневно информационные агентства сообщают о взрывах, убийствах, захвате заложников и тому подобных преступлениях террористического характера. Убиты депутаты Айдзерзис и Скорочкин, журналисты Листьев и Холодов, предприниматель Кивелиди, священник Мень и многие другие, известные и неизвестные, люди. Взрыв на Котляковском кладбище, обстрел квартиры председателя Центрального банка, вооруженные нападения на сотрудников органов правоохраны - все это лишь малая часть криминальной хроники нашего времени.

В условиях современной российской действительности терроризм превратился в сложную и многоаспектную проблему и стал неотъемлемой частью деятельности тех организованных преступных группировок, которые на Западе именуются "криминальными картелями".

На первый взгляд, проявления криминального терроризма не имеют политических мотивов и не преследуют цели массового запугивания общества или дестабилизации политической ситуации. Однако подобные преступления имеют в своей основе не только корыстные мотивы:

  1. Следует выделить у членов преступных группировок наличие общей для них идеи. Не смотря на то, что в основе системы ценностей организованных преступных группировок лежит "золотой телец", их идеология и психология опирается на принципы, схожие с установкой политически мотивированных групп - "мы против общества".
  2. Большинство российских криминальных группировок имеют четкую, жестко субординированную, организационную структуру, призванную подавлять, завоевывать, отбирать. При этом в условиях российского "беспредела" жизнь людей и для бандитов, и для террористов одинаково ничего не стоит.
  3. Методы действий современных организованных преступных группировок по форме чисто террористические: заказные убийства, взрывы, похищения, захват заложников. Исполнителями таких преступлений являются не только члены преступных сообществ, но и лица со специальной технической или военной подготовкой, т.е. по сути, наемники, для которых терроризм - профессия.
  4. Открытый шантаж органов власти в случаях публичного захвата заложников. Удовлетворение требований преступников (освобождение заключенных, предоставление транспорта, оружия, денег, наркотиков и т.п.) выступает основным условием освобождения людей.
  5. Большой социальный резонанс, обуславливаемый как количеством совершенных преступлений, так и общественной значимостью многих жертв преступных посягательств. В обществе возникает страх быть убитым в силу случайности, растет недоверия к власти и органам правоохраны, происходит косвенное влияние на изменение социально-политического климата.
  6. Связь с политическими партиями и государственными структурами. Оперативные материалы милиции, спецслужб и судебная практика показывают, что на содержании любой преступной группы находятся коррумпированные чиновники. Нередки и примеры прямого присутствия среди государственных служащих и депутатов людей с криминальным прошлым. Власть становится объектом устремлений мафиозных кланов, поскольку облегчает доступ к государственной собственности.
  7. Нетерпимость к отступничеству. Преданность любого члена преступного объединения своей группе выступает в качестве основополагающего принципа и постоянно контролируется ядром группировки. Любые сомнения и колебания рассматриваются как предательство групповых интересов, кара за отступничество следует незамедлительно в самой радикальной форме.

Все перечисленные совпадения показывают, что методы деятельности криминальных группировок, их структура, формы политического прикрытия и т.д., во многом имеют схожие черты с проявлениями идеологического терроризма. Необходимо также заметить, что в основе конфликта между преступными группировками за сферы влияния, часто лежит национально-религиозный фактор. В Российской Федерации существует противостояние славянской и национальных криминальных структур и противоборство национальных группировок между собой.

Проявления криминального терроризма наиболее вероятны в тех случаях, когда преступная группировка имеет в своем составе представителей какой либо этнический общины, что предполагает наличие в ней определенных идеологических элементов, свойственных этой общине. В таком случае, даже чисто материальные требования, выдвигаемые со стороны бандитов, могут иметь в своей основе определенные политические цели, о существовании которых рядовые члены группы не информируются ее руководством.

Несколько слов необходимо сказать об отсутствии у криминальных группировок одного из важнейших террористических принципов - принципа публичной ответственности за совершенное преступление. Однако это не исключает наличия элемента скрытого шантажа: самим фактом взрыва или убийства определенная политическая цель достигается, потенциальные жертвы подобных преступлений, принадлежащие к политической или финансовой элите, начинают понимать, что им противостоит нелегальная организованная сила, действующая по совершенно иным правилам.

Кроме того, акции криминального терроризма могут быть направлены и против представителей государственных и общественных институтов с различными другими социально значимыми целями:

  • путем шантажа должностных лиц помешать расследованию уголовных дел либо воспрепятствовать проведению жесткой уголовной политики;
  • ликвидировать активных сотрудников правоохранительных органов либо принудить судей к вынесению мягких приговоров;
  • запугать либо устранить тех потерпевших, свидетелей, журналистов, которые могут помочь правосудию в установлении и пресечении их преступной деятельности.

Все сказанное подтверждает, что в современных условиях России общеуголовная преступность в своей деятельности имеет характерные террористические признаки.

Сергей Чуркин

  © 2001 — 2023 НП «МКТА»
Правовая информация
Контакты
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Rambler's Top100